129090, г. Москва, ул. Гиляровского, д. 6, стр. 1
+7 499 112 42 22
info@slp-legal.ru
Close
Оставьте свои данные и мы Вам перезвоним!
Close
Оставьте свои данные и мы Вам перезвоним!

Субсидиарная ответственность за рамками дела о банкротстве

Кристина Вострикова
Заместитель генерального директора по юридическим вопросам Юридической фирмы «Шаповалов Ляпунов Терехин и партнеры»

01.02.2024
С каждым годом количество споров о привлечении к субсидиарной ответственности по долгам обанкротившейся компании возрастает. Субсидиарная ответственность – один из механизмом защиты прав кредиторов в рамках дела о банкротстве должника, однако существуют ситуации, когда возможно привлечение контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности вне рамок дела о банкротстве.
Материальные основания

В Федеральном законе от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) предусмотрена ст. 61.19 о подаче искового заявления о привлечении к субсидиарной ответственности вне рамок дела о банкротстве. Заявление о привлечении к субсидиарной ответственности вне рамок дела о банкротстве может быть подано по следующим основаниям:
  • За невозможность полного погашения требований кредиторов (ст. 61.11 Закона о банкротстве);
  • За неподачу (несвоевременную подачу) заявления должника о признании его несостоятельным (ст. 61.12 Закона о банкротстве).

Невозможность полного погашения требований кредиторов зачастую связана с действиями и/или бездействиями контролирующего должника лица (далее – КДЛ). Положения п. 2 ст. 61.11 Закона о банкротстве содержит опровержимые презумпции, т.е. пока не доказано обратное, то предполагается, что непогашение требований кредиторов связано с одной из презумпций.

Например, по указанию КДЛ было совершено ряд сделок, причинившие существенный вред имуществу должника, за счет взыскания которого могут быть удовлетворены требования кредиторов. Так, в деле № А32-35296/2021 были привлечены к субсидиарной ответственности КДЛ, а также аффилированная компания с должником (КДЛ являлся генеральным директором и учредителем организаций, входящих в состав группы компаний Гурман KFC). В указанном деле КДЛ в период проведения налоговой проверки с помощью ряда сделок создана схему перевода бизнеса с должника на другую аффилированную компанию с целью сокрытия имущества (выручки), за счет которых должно было быть осуществлено взыскание задолженности по налогам. В рамках другого дела (№ А32-35530/2016) юридическая компания (должник) в лице генерального директора заключала с целью вывода прибыли договоры оказания услуг по уборке снег на юге Российской Федерации с компаний, в которой коммерческим директором являлся родственник генерального директора должника, оказание услуг стороны не смогли подтвердить. Стоит также отметить, что совершение сделки с аффилированным и/или заинтересованным лицом не всегда является основанием для вывода о том, что сделка совершена с целью причинения вреда. Например, в Определении Верховного Суда РФ от 12.08.2021 № 303-ЭС21-15070 отмечено, что «рассматривая вопрос о том, является ли совершенная должником сделка убыточной, следует исходить из того, что таковой может быть признана в том числе сделка, совершенная на условиях, существенно отличающихся от рыночных в худшую для должника сторону, а также сделка, заключенная по рыночной цене, в результате совершения которой должник утратил возможность продолжать осуществлять одно или несколько направлений хозяйственной деятельности, приносивших ему ранее весомый доход».

Невозможность погашения задолженности перед кредиторами также возможна в связи с непередачей бухгалтерской и иной документации арбитражному управляющему, в следствие чего арбитражный управляющий лишается возможности осуществить аудит деятельности должника и пополнить конкурную массу (взыскать дебиторскую задолженность, проверить сделки на предмет оспаривания). Кроме того, невозможность рассчитаться с кредиторами может быть обусловлена и иными факторами. Например, руководитель ухудшил имущественное положение должника или в результате недобросовестных действий КДЛ образовалась налоговая задолженность, не внес в ЕГРЮЛ актуальные сведения, которые в последующем затруднили процесс формирования имущественной массы должника и иные обстоятельства, создал схему ведения бизнеса через «центр убытков» и «центр прибыли» и иные обстоятельства.

Процессуальные основания и порядок подачи заявления в суд

Заявление о привлечении к субсидиарной ответственности вне рамок дела о банкротстве может быть предъявлено в определенных случаях, когда:
  • процедура банкротства в отношении должника завершена;
  • процедура банкротства прекращена в связи с отсутствием имущества должника для финансирования процедуры банкротства.
Право на подачу такого заявления зависит на какой стадии была окончена процедура банкротства.

Так, если дело о банкротстве на стадии обоснованности будет прекращено, то заявление к субсидиарной ответственности по основанию, связанному с недостаточностью имущества, может быть подано заявителем по делу о банкротстве при условии просуженной задолженности (имеется вступивший в законную силу судебный акт). Также уполномоченный орган имеет право на подачу заявления на указанной стадии, если существуют достоверные доказательства о наличии имущества или свидетельств, подтверждающих вероятность обнаружения активов в достаточном объекте для финансирования процедуры банкротства. Иные лица не имеют право на подачу такого заявления вне рамок дела о банкротстве (п. 31 ПП ВС РФ № 53). Стоит отметить, что прекращения производства по делу о банкротстве должно быть связано непосредственно с недостаточностью имущества и неготовностью кредитора-заявителя финансировать процедуры, иные основания для прекращения не могут являться обстоятельством для инициирования подачи заявления о привлечении к субсидиарной ответственности вне рамок дела о банкротстве. Указанные разъяснения также применяются и при возвращении уполномоченному органу заявления о признании должника банкротства.

В иных случаях, когда процедура банкротства завершается, заявителями по делу о привлечении к субсидиарной ответственности вне рамок дела о банкротстве могут быть лица, требования которых не были удовлетворены в полном объеме, в том числе кредиторы по текущим обязательствам.

Процессуальной особенностью подачи заявления о привлечении к субсидиарной ответственности вне рамок дела о банкротстве после завершения процедуры является то, что подача такого заявления считается предъявленным в интересах всех кредиторов, имеющих право на присоединение к иску. В связи с указанным, такое заявление рассматривается судом по правилам главы 28.2. АПК РФ (рассмотрение дел о защите прав и законных интересов группы лиц).

Если заявление о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности не содержит информации о круге заинтересованных лиц, то арбитражный суд не будет рассматривать это заявление (оставит без движения) и даст заявителю возможность ознакомиться с делом о банкротстве, чтобы определить круг лиц, кто должен быть указан в заявлении о привлечении к субсидиарной ответственности.

После принятия к производству заявления заявитель обязан сделать предложения присоединиться к заявлению путем включения сообщения в ЕФРСБ в течение 3 рабочих дней.

По общему правилу присоединиться к такого заявлению могут:
  • кредиторы должника, обладающие правом на подачу такого заявления;
  • кредиторы, требования которых к должнику подтверждены вступившим в законную силу судебным актом или иным документом, подлежащим принудительному исполнению в силу закона.
Стоит отметить, что к заявлению к требованию о привлечении к субсидиарной ответственности должно быть приложено доказательство об уплате госпошлины исходя из размера требований присоединяющегося лица.

Если кредитор, имеющий право присоединиться к заявлению о привлечении к субсидиарной ответственности, не воспользовался этим правом, то он утрачивает возможность затем предъявить свои требования к тому же лицу по тем же основаниям. Это правило имеет исключение в случаях, когда присоединение было невозможно по объективным причинам.

Несоблюдение судом указанных положений, применимых к рассмотрению заявления о субсидиарной ответственности, поданного вне рамок дела о банкротстве, в том числе
не исследование вопроса о возможном присоединении к иску иных кредиторов, является основанием для отмены судебного акта, вынесенного по результатам рассмотрения такого заявления (см., например, Постановления Арбитражного суда Поволжского округа от 01.11.2019 № Ф06-52638/2019 по делу № А12-28643/2018, от 29.10.2019 № Ф06-53398/2019 по делу № А12-42095/2018)

Возмещение ущерба в уголовном деле спасет от субсидиарной ответственности?

Как известно, никто не может быть повторно осужден за одно и то же (ст. 50 Конституции РФ). Однако встречаются ситуации, когда с КДЛ пытаются дважды взыскать. Например, причиной банкротства стало налоговое правонарушения. В связи с чем, с КДЛ был взыскан ущерб на основании гражданского иска в рамках уголовного дела, а затем те же суммы включают в размер субсидиарной ответственности.

Отправной точной для рассмотрения проблемы двойного взыскания стало Постановление Конституционного Суда РФ от 08.12.2017 №39-П. В указанном постановлении Конституционный Суд РФ пришел к важным выводам о недопустимости представления требований о взыскании одних и тех налоговых недоимок с помощью различного законодательства (в порядке налогового, уголовного и гражданского законодательства).

Вышеуказанная позиция Конституционного Суда РФ легла в основу Определения Верховного Суда РФ от 03.07.2020 № 305-ЭС19-17007(2) по делу № А40-203647/2015 (дело о банкротстве ООО «ДИС»). В рамках указанного дела КДЛ должника был признан виновным в уклонении от уплаты налогов, с него суд общей юрисдикции в рамках уголовного дела взыскал 53 млн. рублей. Стоит отметить, что в рамках дела о банкротстве указанная сумма была включена в реестр требований кредиторов ООО «ДИС». В последующем, был инициирован спор о привлечении КДЛ к субсидиарной ответственности по обязательствам должника, заявление было удовлетворено, с КДЛ взыскано более 76 млн. рублей. Однако Верховный Суд отменил принятые судебные акты в части взыскания с КДЛ 53 млн. рублей и прекратил производство в этой части, мотивировав тем, совершенное ответчиком преступление с точки зрения материального права образует деликт, однако и требование о привлечении к субсидиарной ответственности, в сущности, это требование о возмещении вреда, причиненного деликтом. Следовательно, второе дело о привлечении к субсидиарной ответственности — это спор между теми же лицами, с тем же предметом и основанием, и потому производство по нему подлежит прекращению в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 150 АПК РФ.

До вынесения определения Верховным Судом в рамках дела о банкротстве ООО «ДИС» практика была иная, что позволяло взыскивать с КДЛ дважды.

В 2023 году Конституционный суд в Постановлении от 30.10.2023 № 50-П отметил, что нормы права не могут использоваться для взыскания с физических лиц штрафов за налоговые правонарушения, наложенных на организацию налогоплательщика, поскольку понимание подлежащего возмещению вреда как включающего в себя не только недоимку и пени, но и штрафы, не уплаченные организацией, не может быть распространено на случаи возмещения ущерба, причиненного бюджетной системе лицами, подвергшимися уголовному преследованию за налоговые преступления и вследствие этого привлеченными к деликтной ответственности.

Таким образом, возмещение ущерба в рамках уголовного дела в связи с неуплатой налогов будет являться основанием для прекращения спора о взыскании суммы, связанной с налоговым правонарушением, с контролирующего должника лица.

Стоит отметить, что в конце 2023 г. Верховным Судом РФ было рассмотрено дела, в рамках которого причиной банкротства стало совершение сделок, направленных на причинение вреда имущественных правам кредиторов (Определение № 307-ЭС20-22591(3,4) от 23.11.2023 г. по делу № А05-8798/2018).

В рамках вышеуказанного дела управляющий ООО «СтройГазСнаб» обратился с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности бывшего руководителя и одновременно участника Должника, а также коммерческого директора к субсидиарной ответственности в размере непогашенных требований кредиторов (6,8 млн. рублей).

Однако в рамках дела о банкротстве с коммерческого директора в качестве последний недействительности договора купли-продажи земельного участка и склада взыскана денежная сумма в размере 7,8 млн. рублей (дебиторская задолженность Должника). В свою очередь, бывший руководитель отвечает за убытки, причиненные этой сделкой, в том же размере в силу п. 1 ст. 53.1 ГК РФ. В последующем, право требование к коммерческому директору было реализовано с торгов, а выручка распределена между кредитора. При продаже третьему лицу права требования возврат денежных средств был предоставлен третьему лицу (цессионарию).

Исходя из указанного, Верховный Суд РФ пришел к выводу что Должник (точнее конкурсная масса), получивший выручку за счет продажи права требования к КДЛ в размере, превышающем реестр требований кредиторов, не вправе рассчитывать на взыскание с упомянутых лиц причиненного недействительной сделкой ущерба в порядке привлечения к субсидиарной ответственности.

Таким образом, Верховный Суд РФ в очередной раз предотвратил попытку двойного взыскания.

Срок исковой давности

Сроки исковой давности о привлечении к субсидиарной ответственности являются специальными, начало их течения обусловлено субъективным фактором и объективными обстоятельствами. Субъективный фактором является момент, когда заинтересованное лицо знало или должно было узнать о наличии оснований для привлечения к субсидиарной ответственности. При этом данные сроки ограничены объективными обстоятельствами, они в любом случае не могут превышать:
  • не истекли 3 года со дня завершения конкурсного производства;
  • не истекли 10 лет со дня, когда имели место действия (бездействие), являющиеся основанием для привлечения к ответственности.
Исковая давность исчисляется с момента, когда обычный независимый кредитор, обладающий правом на подачу заявления вне рамок дела о банкротстве, узнал или должен был узнать о наличии оснований для привлечения к субсидиарной ответственности. Если в ходе рассмотрения дела будет установлено, что какой-либо из кредиторов узнал или должен был узнать о наличии оснований для привлечения к ответственности ранее этого момента, по заявлению КДЛ исковая давность может быть применена к части требования о привлечении к субсидиарной ответственности, приходящейся на такого информированного кредитора.

При этом течение срока исковой давности не может начаться раннее возникновения права на подачу такого заявления в суд. Например, ранее введения первой процедуры банкротства, возврата уполномоченному органу заявления о признании должника банкротом, прекращения производства по делу о банкротстве на основании абзаца восьмого пункта 1 статьи 57 Закона о банкротстве на стадии проверки обоснованности заявления о признании должника банкротом.

В удовлетворении иска о привлечении к субсидиарной ответственности, поданного вне рамок дела о банкротстве, не может быть отказано только потому, что о наличии оснований для привлечения к ответственности кредитор (кредиторы) узнал или должен был узнать до завершения конкурсного производства. В этом случае к части требования о привлечении к субсидиарной ответственности, приходящейся на данного проинформированного кредитора (кредиторов), применяется исковая давность, предусмотренная абз. 1 п. 5 ст. 61.14 Закона о банкротстве (заявление может быть подано в течение 3-х лет со дня, когда лицо узнало о наличии оснований, но не позднее 3-х со дня признания должника банкротом, прекращения производства по делу и 10-ти лет со дня действия и/или бездействия КДЛ), к остальной части требования о привлечении к субсидиарной ответственности применяется исковая давность, предусмотренная абз. 1 п. 6 ст. 61.14 Закона о банкротстве (не позднее 3-х лет, но не позднее 10-ти лет со дня действия и/или бездействия КДЛ).

Вывод

Подача заявления о привлечении к субсидиарной ответственности требует учета множества материальных и процессуальных особенностей. Формальный подход заявителей и лиц, привлекаемых к субсидиарной ответственности, при определении предмета доказывания и формирования позиции по существу спора могут вызвать значительные трудности при разрешении спора в судебном порядке.